Первый Балтийский на Facebook
СМОТРИТЕ В ЭФИРЕ

Наедине со всеми. Нелли и Иосиф Кобзон


Время эфира: Пятница, 22 августа, 15:00.
Наедине со всеми. Нелли и Иосиф Кобзон

Познакомившись, они даже не предполагали, что проживут вместе так долго. Каждый из них просто решил создать семью. Не было пылких чувств и страстных признаний. Он был завидный жених, а она – молодая обаятельная симпатичная девушка. Он проявил инициативу, а она согласилась, решив, что это хорошая партия. Наверное, это и есть брак по расчету, но кто сказал, что расчет не может обернуться любовью? Нелли и Иосиф Кобзон вместе уже 42 года, и в беседе с Юлией Меньшовой "Наедине со всеми" они делятся секретами долгой и счастливой семейной жизни.

О браке, в котором они состоят уже 42 года:
НЕЛЛИ КОБЗОН: Это был осознанный брак. Сейчас 20 лет – это считается ранним браком. А в наше время это уже было "засиделась в девках". Поэтому мне хотелось замуж, и хотелось замуж выйти один раз и навсегда. Мы с мамой обо всем подумали, познакомились поближе, пообщались и решили, что да, для меня это будет замечательный брак.
Расчет мог быть в каком смысле? Что он молодой, перспективный, известный, талантливый, красивый, здоровый, может быть хорошим мужем и отцом, прекрасным артистом. Но рассчитывать было нечего. Он в то время совершенно не был богат, у него не было квартиры, дорогой машины, а были только долги. Поэтому расчет был на совместную жизнь, на взаимопонимание – на какие-то духовные блага.
ИОСИФ КОБЗОН: Почему Нелли заговорила о долгах? Потому что все, что у меня было, я потратил на свадебные мероприятия. Первый месяц, поскольку нам жить негде было, нас поселил в больничной палате ныне академик, тогда профессор Полеев Николай Романович, сказав, что мы у него как бы на обследовании.
В отличие от Нелли я уже был зрелым мужиком, мне уже было 33 года. Безусловно, меня пленила красота Нелли. На второй день я пригласил ее с гостями к себе домой, где я жил с мамой и сестрой. Главным в моих предыдущих несостоявшихся браках было то, что у меня, во-первых, не было детей в тех браках, а во-вторых, они не находили общего языка с моей мамой. Для меня это очень важно.
Я считаю, что предназначение Божие состоит в том, чтобы муж был добытчиком, а жена вела хозяйство.
НЕЛЛИ КОБЗОН: Я окончила Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства, выступала. Но потом, когда родилась наша дочь, ей в роддоме занесли инфекцию и она целый год тяжело болела. Врачи говорили, что вообще непонятно, выживет она или нет. И тогда Владимир Спиваков привез из Парижа лекарства, которых в нашей стране еще не было. Мы Наташу прокололи, и все нормализовалось. Но в этот год я, конечно, никуда ездить не могла, и так я осела. Потом детки стали подрастать: секции, теннис, плавание, бассейн, хор…

О ревности:
ИОСИФ КОБЗОН: Я думаю, что мой образ жизни, 8-9 месяцев в году на гастролях, давал повод для выяснения отношений. И у меня тоже возникали вопросы. Но серьезно мы не придавали этому значения.
НЕЛЛИ КОБЗОН: Я придавала, конечно. Но терпела, может быть, отчасти благодаря своему разуму, отчасти тому, что мама всегда Иосифа обожала и говорила: "Ты никогда не найдешь такого отца своим детям, такого любящего сердца. Давай-ка терпи". И я терпела.

О детях и внуках:
ИОСИФ КОБЗОН: Андрей появился в 1974 году, а Наташа – в 1976-м. Дети очень болели. Теща моя любимая, царство ей небесное, привезла из Ленинграда няню. Это была няня Нелли, она еще ее воспитывала, а потом ее брата. Мы ее привезли. Я ее единственный звал Надежда Васильевна, все ее называли Кока. И Кока втихаря увезла детей в Ленинград и крестила. Я говорю: "Надежда Васильевна, что это вы крестили моих детей? Они же не православные". Она говорит: "Это неважно, они теперь крещеные и меньше болеть будут". Как ни странно, дети перестали болеть.
Для внуков дедушка – это человек, который их все время балует, это как кошелек. А бабушка с ними читает книжки, смотрит фильмы, играет в карты. Бабушка – самый главный человек.
НЕЛЛИ КОБЗОН: У сына два брака, и оба удачные. В первом браке родились потрясающие дети, и Катя, первая жена сына, очень близкий для нас человек. У Кати двое детей от последующего брака, две девочки, которых мы тоже любим и тоже принимаем в нашем доме.

О болезни Иосифа Кобзона:
ИОСИФ КОБЗОН: Когда мне поставили первый раз диагноз по поводу онкологии, я не испугался. Я понимал, что рак есть рак, что это заболевание. Но меня этот диагноз испугал потому, что я не знал, как сообщить Нелли об этом. Я из-за нее испугался. Когда мы приехали домой после осмотра врачей, я мучился, ходил по дому. Когда я ей рассказал, я думал, начнутся возгласы и крики, а она сказала: "Да ты что? Ну так будем лечиться".
НЕЛЛИ КОБЗОН: Я позитивный человек и не люблю долго и много говорить о болезнях. Надо уметь себя сдерживать. Я решила, что не имею права расслабляться и должна поддержать Иосифа своим спокойствием, уверенностью, надеждой на выздоровление. Если бы я запаниковала, он бы тоже начал паниковать.
Болезнь протекала в военном госпитале под Москвой. Мне теперь очень стыдно перед врачами за свое неадекватное поведение. Но мне казалось, что я должна бороться. Когда он был в коме, я должна была принимать все решения и за себя, и за него. А я никогда не принимала решения за него. Это была огромная ответственность. Я только хотела понимать, что я все делаю правильно.
ИОСИФ КОБЗОН: Врачи выходили, говорили: "К сожалению, мы ничем не можем помочь". Нелли загоняла академиков обратно в реанимацию и говорила: "Я вас не выпущу. Он не должен умереть! Спасайте его!" Когда я уходил в кому, супруга моего сына была на сносях. Ушел я в кому 15 июня, а очнулся 30 июня. Когда я пришел в себя, первым делом спросил: "Катя родила?" Нелли говорит: "Родила. Девочку". Ее назвали Анита, а я ее назвал Ангел, потому что она летала там, когда я умирал.

О патриотизме:
ИОСИФ КОБЗОН: Когда мне говорят, что я очень много пою патриотических, гражданских песен, я отвечаю: это не потому что я конъюнктурный человек и хочу понравиться начальству. Нет. Почему я пошел первым в Афганистан, в Чернобыль, в "Норд-Ост" вошел первым? Потому что есть такая профессия – Родину любить.
НЕЛЛИ КОБЗОН: Афганистан был втихаря от меня, я не знала. Он звонил маме, а не мне, чтобы меня не беспокоить. Это был 1979 год, детки были еще совсем маленькие. Он вернулся очень подавленный, в ужасе от происходящего. Я его спросила: "Зачем ты это делаешь? Кого ты поехал там поддерживать?" Он сказал: "Там наши дети, наши мальчишки, наши воины, я поехал их поддерживать". Он меня убедил, что это часть его работы, его мировоззрения, его гражданский долг, и я со временем стала относиться к этому спокойнее. Потом я тоже была с ним в Афганистане во время военных действий и все это видела.

О верности данному слову:
НЕЛЛИ КОБЗОН: Когда Иосифу исполнилось 60 лет и он объявил, что уходит со сцены, я больше всего расстраивалась, что у меня не будет привычного для меня огромного количества цветов каждый день. И он мне пообещал и не обманул ни одного раза. У меня всегда великолепные букеты цветов. Каждый день!
Архив  «    Октябрь 2020    |
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031